Почему появилось так много психов?


Ирина Яковлевна Медведева

Рекомендую читателям блога «Дао переговоров» интервью с Ириной Яковлевной Медведевой 1,

— Вы говорили раньше, что среда, в которой мы сейчас живем, неблагоприятна для психики, и из-за этого много детей и взрослых находятся в пограничном состоянии, то есть они не больны душевно, и при этом у них есть какие-то небольшие отклонения. Почему наша среда неблагоприятна?

— Потому что в нашей стране после так называемой Перестройки начались попытки произвести культурный слом. Они до сих пор не прекращаются, хотя сейчас они уже не столь агрессивны, как вначале. В моей практике подтверждается открытие величайшего швейцарского психиатра и психоаналитика Карла Густава Юнга о наличии у людей так называемого коллективного бессознательного. Юнг так назвал глубинную память человека, в которой каким-то загадочным образом закодированы основные модели поведения, мирочувствование, мировоззрение, свойственное той или иной культуре, в которой живет человек и в которой жили его предки. Если в семье нарушаются фундаментальные нормы русской культуры, то психика ребенка от этого страдает. И напротив, когда мы просим родителей вернуться в воспитании ребенка к нашей культурной традиции, уже от одного этого возвращения к корням его психика может гармонизироваться.

— В чем состоит наш менталитет и каким образом его ломают?

— Об этом не скажешь коротко. Один из основных принципов, который пытаются сломать — это отношение к бедности и богатству. Разве когда-либо в России полагалось относиться к богатству, как к главной цели в жизни? Никогда богатство не ставили во главу угла. Никогда богатство не было критерием положительности человека. Потом русская культура общинна. У нас всегда люди любили вместе работать, вместе радоваться, вместе горевать. В Церкви это называется соборностью. В советское время это называлось коллективизмом. В последние десятилетия пытаются человека оторвать от других людей, пытаются внушить ему, что он должен быть сам по себе. Я помню как в первое время, когда в моду вошло выражение «это твои проблемы», оно травмировало слух. Сделано все, чтобы общинный дух ушел из нашей жизни, но он уйти не может, потому что он в генетической памяти все равно есть. Он просто находится в подавленном состоянии. От любого давления происходит какая-то обратная реакция. То есть откуда-то из под спуда этот общинный дух, не имея возможности выйти на поверхность, подает бессознательные сигналы человеку. Из-за попыток культурного слома страдают и дети, и взрослые. Первый шаг к оздоровлению психики — это перевод бессознательного недовольства, бессознательной тревоги, бессознательного чувства чужеродности того, чему в последнее время приходится подчиняться и чувства чужеродности псевдоэталонов, в сознание. А затем надо сознательно отвергнуть все чужеродное.

— Что еще идет вразрез с нашим коллективным бессознательным?

— Традиционная русская культура очень патриотична. Люди за свою землю тут всегда готовы были отдать жизнь. А им, когда произошла Перестройка, стали внушать, что у них позорная рабская история, что у них ужасное настоящее, что у них нет будущего, и многие люди на уровне сознания поверили в это, потому что люди привыкли относиться с пиететом к средствам массовой информации.

— Что еще находится в нашей генетической памяти?

— Огромную роль играет то, что русская культура очень возвышенна. Она вся обращена в сферу идеального. В русской культуре не принято было придавать большое значение тому, что сегодня называется качеством жизни — что у тебя на столе, во что ты одет, какая у тебя мебель и так далее. В русской культуре было принято детей как можно раньше обращать к сфере идеального, учить их любить невещественное, а если вещественное, то не то, что можно было купить за деньги, а красоту Божьего мира. Любовь к природе, радость от нее доступны любому человеку, вне зависимости от его достатка. Любить родину, любить друзей, вообще любить ближних, любить настоящее искусство — этому всему придавалось большое значение. Русское традиционное воспитание всегда было направленно на подавление низменного в человеке и на пробуждение и развитие верхних этажей психики.

— А что мы видим сейчас?

— В последние десятилетия все делается наоборот. Сфера влечения растормаживается. Человека провоцируют жаждать низменных удовольствий. Все время рекламируют какие-то новые сорта йогуртов, шоколада, колбас, сыров, мебели, машин, одежды. Кроме того, происходит растормаживание сексуальной сферы, разрушение стыда — это не просто ошибка, это страшное преступление и перед детьми, и перед взрослыми. Я думаю, что ничего страшнее разрушения стыда вообще не существует, потому что чувство интимного стыда — это один из главных показателей психической нормы. И когда людей призывают к бесстыдному поведению как к эталону, и говорят, что нужно отбросить ложный стыд, поскольку что естественно, то не стыдно, фактически их призывают к искусственной инвалидизации психики.

— При каких психических болезнях у людей нет интимного стыда?

— Это самые тяжелые психиатрические заболевания. Например, некоторые виды шизофрении в стадии дефекта. Стадия дефекта — это последняя стадия любого заболевания. Шизофрения в стадии дефекта — это полный распад личности. Это тяжелая психическая инвалидность. И фактически массу нормальных людей призывают подражать поведению тяжелобольных.

— Если нормальный человек будет жить с отсутствием интимного стыда, это как-то может сказаться на психике?

— Я просто уверена, что это не может не сказаться. Это не значит, что здоровые люди заболеют шизофренией, но какие-то отклонения — те или иные — рано или поздно, явно или скрыто, конечно, появятся.
— Какое сейчас психологическое состояние людей?

— Конечно, у части людей оно не в лучшей форме, потому что многие стараются идти в ногу со временем, стараются подчиниться новым стереотипам, и, будучи нормальными, имитируют поведение душевнобольных. Ведь навязываемые сейчас стереотипы очень напоминают психиатрические симптомы. Сейчас масса неправильных диагнозов, потому что нормальные люди могут вести себя как душевнобольные.

— Вы не могли бы привести примеры поведения, которое имитирует поведение психически больных людей?

— Можно привести в пример агрессивное поведение, которое демонстрируется в триллерах, когда главный герой все крушит и ломает на своем пути, выбивает двери, окна, прыгает с двадцатого этажа, а попутно по дороге с абсолютно холодным сердцем, не в состоянии аффекта, а потому что какие-то люди ему мешают, убивает их. Здесь имитируется поведение гебоидного шизофреника. При гебоидной шизофрении в человеке сочетается подростковая агрессия и подростковая безответственность с абсолютно каменным сердцем. То есть такой пациент не от своей горячности набрасывается на людей и вышибает двери и окна, а от полного безразличия к окружающему.

— Еще какие бывают навязываемые модели поведения, которые являются симптомами психических болезней?

— Скажем, когда взрослые люди рекламируют какие-то новые сорта продуктов, облизываясь и сладострастно закатывая глаза, они имитируют поведение душевнобольных. Взрослые люди, которые с таким сладострастием относятся к еде, что готовы обо всем на свете забыть, если им хочется достать что-то вкусное, и у которых еда становится сверхидеей, так что они уже не могут ни о чем ни думать, ни говорить, называются шизоидными инфантилами. А бесстыдство, которое многие люди, особенно молодые, считают проявлением здоровой раскованности, свойственно не только пациентам с шизофренией, но еще и больным, которые страдают истерическими заболеваниями, например, истерическим психозом.
— А то, что многие женщины летом ходят в полуголом виде, является симптомом какой-нибудь болезни?

— Обнажение на людях называется в психиатрии эксгибиционизмом. До поры-до времени психика таких женщин может быть сохранна — пока они себя заставляют в силу моды надевать такую одежду, пока совершают над собой некоторое насилие. А потом, когда это уже начинает нравиться, надо ставить вопрос — все ли у них в порядке с головой? Люди, которые смотрят всякие непристойности, например, реалити-шоу, ведут себя как психиатрические больные, страдающими заболеванием под названием вуайеризм. Такие пациенты обычно подглядывают в замочную скважину, в чужие спальни, в туалет. Фактически к такому поведению сегодня располагают нормальных людей.

— А можно что-то сказать о юмористических телепередачах?

— Здесь индуцируется вторичное слабоумие. Когда люди каждый день смеются над тем, над чем даже обезьяны не стали бы смеяться, их как бы заражают слабоумием. Собственно, появляются вопросы и к современным названиям точек общепита: «Картошечка», «Ням-ням». Ням-ням — это же лепетная речь. Так говорят дети до года. Зачем такая вывеска на ларьке? Чтобы взрослые люди деградировали.

— Про тех людей, которые смеются во время просмотра юмористических передач, можно сказать, что у них слабоумие?

— Нет, так сказать нельзя, но, конечно, о какой-то деградации или инволюции приходится говорить. И я не знаю, так ли легко этих людей будет вернуть в нормальное состояние, если из людей перестанут делать идиотов.

Интервью взяла Алла ТУЧКОВА

Источник «Русский курьер»

________________

1. Ирина Медведева — детский психолог, Директор Общественного института демографической безопасности,
член Совета по защите традиционных семейных ценностей при Уполномоченном по правам ребенка РФ,
член Правления Российского детского фонда, член Союза писателей России

4 комментария к “Почему появилось так много психов?”

  1. Татьяна Л пишет:

    А вот и иллюстрации такого воздействия:

    subscribe.ru/digest/woman...n1672117293.html

    Крошка сын к отцу пришел и спросила кроха:

    Что такое хорошо и что такое плохо?

  2. Pavel пишет:

    В этом интервью есть еще один уровень сообщения, менее очевидный. Ирина Медведева — психолог, то есть имеет дело с процессами, эффектами и фактами. Она их описывает, классифицирует, диагностирует. Но кроме факторов есть еще и акторы — то что является причиной.

    Что значит это интервью? Оно значит, что есть люди, перед которыми стоят задачи вызывать в социуме диагностированные психологом Ириной Медведевой явления. Своеобразные черные психологи. Перед которыми ставится задачи не исцелять, а делать других больными. Задумайтесь об этом.

    Это интервью значит, что общество (не только наше) изучают мощнейшие группы и исследовательские центры, ищут его уязвимые места. Специалисты по соционике, групповым психотехникам и другие профильные специалисты ищут как применить свои знания для взлома общества. Научные институты, формулируют новые идеи, цели, парадигмы. Писатели, поэты, актеры и режиссеры социализируют эти установки через свои произведения.

    Так же есть люди, которые ставят эти задачи и финансируют их.

  3. Татьяна Л пишет:

    Вчера в ленте новостей одно сообщение повергло в ступор: «Шок! Китайский скульптор-сюрреалист Chen Wen Ling. Извращение или искусство?». И чтобы не прошла мимо, остановилась и задумалась, через некоторое время другое: «На аукционе современного искусства Phillips de Pury 2011 года эта картина художника Сая Тумбли „Без названия“ была продана за 9 миллионов долларов.» А картина представляет собой белое полотно, по которому намалеваны каракули краской, по цвету близкой к крови. Ссылки на эти «шедевры» намеренно не даю, чтобы не засорять блог негативом.

    В самом деле, это искусство или извращение?

    И ваш комментарий, Павел, помог мне ответить на этот вопрос.

    Это хуже чем извращение.

    Потому что такие и подобные события дезорганизую психику человека. Человек реально теряет ориентацию, что такое хорошо и что такое плохо. «Эх, не тем я занимаюсь в жизни»- написал взрослый успешный человек от искусства, сожалея от невозможности заработать столько за такой «труд». Может там и была ирония, но а что в головах других, менее устойчивых?

    Это хуже, чем извращение, потому что наполняет мир гадством. Добавляет ли силы такое искусство или забирает ее, опустошает, высасывает энергию?

    На одном из занятий, Александр Кондратович обратил внимание на то, что все религии, все духовные учения человечества начинаются с запретов, далее следуют правила. Вначале нам четко говорят что делать нельзя. Эти запреты — то, что обеспечит выживаемость. А если хотите не просто выживать, а жить хорошо- есть правила, как надо жить.

    Удивительно, что за тысячелетия своего развития, человечество не только не вышло на уровень жизни по правилам, но и никак не может жить не нарушая запреты. Хуже того, эти запреты подвергаются сомнению, размываются.

    А мир между тем только усложняется. Агрессия и воины переходят из телесного, предметного, материального плана на более тонкие уровни. Кражи, хулиганства, разбои, грабежи и убийства и интервенции все больше совершаются на информационном, эмоциональном, ментальном плане.

    Как думаете, когда мы дозреем до установки и соблюдения запретов и правил в этом?

  4. Pavel пишет:

    Добрый день, Татьяна!

    Увы, считаю, что теория о поступательном развитии общества верна только отчасти. С точки зрения технологий в материи мы прогрессируем. С точки зрения духовности мы деградируем и находимся уже на грани распада личной индивидуальности. Цель глобальной игры — поставить духовное под управление технологиями материальной вселенной. Доказать что дух = материя, и как результат — воплотить дух в материи.