Взаимопонимание в конфликтных переговорах


Сцена из кинофильма «Переговорщики»

Всем доброго здоровья!

Надеюсь вы посмотрели отрывок из кинофильма «Переговорщики», где показана сцена ведения переговоров по освобождению заложников?

Сегодня предлагаю вашему вниманию видео-кейс на основе данного эпизода.

Смотрите, анализируйте, оставляйте комментарии.

P. S. Подписаться на регулярное получение новых видео-кейсов, по теме переговорных техник, можно по ссылке ниже:

http://alexanderkondratovich.com/wppage/video-kejsy-2

 

8 комментариев к “Взаимопонимание в конфликтных переговорах”

  1. Экстремальные переговоры | Дао Переговоров пишет:

    […] […]

  2. Александр Халдей пишет:

    Нет ничего радостнее новой встречи с Учителем. Снова знакомый тихий голос в динамике: «Здравствуйте, дорогие дамы и господа, мы начинаем наши занятия, давайте проверим обратную связь, если меня слышно хорошо — прошу поставить плюсики...» И сразу опускается мир и покой, все нервы уходят куда-то и пропадают там, и ты понимаешь, что сейчас снова окунёшься в удивительный и таинственный мир — мир профессиональных переговоров Александра Кондратовича. И будут решены все трудные вопросы, мир станет чуть более понятным, а мы чуть более мудрыми. После его курса у меня изменилась жизнь, изменился я сам, изменились люди вокруг меня. И вот очередной материал, очередное задание, очередная встреча. Спасибо Вам, Александр Валерьевич! Спасибо Вам.

  3. Александр Халдей пишет:

    Александр Валерьевич прав — ходы сюжета нарочито нелогичны, но, мне кажется, это и есть главная задумка сценаристов: вызвать яркое чувство возмущения зрителя действиями тупой государственной машины и симпатии к оппонирующей ей малой группе переговорщиков и даже к самому «террористу». Получилось очень сентиментально, а сентиментальщина — это то, без чего ни американское кино жить не может, ни американский кинозритель.

  4. Александр Халдей пишет:

    Главной ценностью террориста было чувство долга, как он его понимал. Себя террорист считал человеком, которого никто не хочет понять. Боялся террорист непризнания — от зрителей, от детей, непризнания и неадекватно оценки. И ещё боялся причинить реальный ущерб детям. Пропаганда семейных ценностей — одна из главных идей классического Голливуда для аудитории среднего возраста — именно на неё рассчитан фильм.

  5. Александр Халдей пишет:

    Эмоциональный конфликт для зрителя, который был запланирован сценаристами — это конфликт между общественно приемлемой мотивацией героя и общественно неприемлемой формой реализации этой мотивации. Тема благородного разбойника — давний сюжет Западной буржуазной культуры. Тонкая душа непризнанного разбойника, его отверженность жестоким обществом, его небольшое человеческое несовершенство, только добавляющее ему симпатий зрителя, его несчастная любовь, его разбитые надежды, чёрствость общества, доведшего героя до антиобщественной жизни, бездушие бюрократии, апелляция к чувству всеобщей вины — это всё старые составные части Западной массовой культуры, эксплуатирующей сентиментальность и играющей на простых человеческих стремлениях: к счастью, к любви, к достатку. Потому профессиональный ум Александра Валерьевича восстаёт против сентиментальной пошлости и непрофессионального изложения ситуации, но таковы законы жанра. Душещипательность сюжета главнее его реалистичности. Зрители должны уйти в слезах, а не в просветлении относительно сложных социальных технологий. )))

  6. Saniya пишет:

    Добрый день,

    видео отсутствует почему-то... Но судя по коменту, оно было интересным...

  7. Saniya пишет:

    Все, посмотрела. Было очень интересно. И, конечно, когда смотришь отрывок, многое остается за кадром и очень многое не совсем понятно. Я не увидела и не поняла по этому отрывку стремления террориста принести пользу своим детям. Мне показалось, что просто человек был на взводе и сорвался — сделал поступок (видимо, начал стрельбу), за который должен был понести наказание. А нести это наказание очень не хотел и стал шантажировать общественность находящимися в машине детьми. Запутался еще больше и просто не знал, как выйти из этой ситуации. Понятно, что убивать детей никто не собирался. Но почему-то жалко напарницу переговорщика. Ощущение такое, как-будто ее подставили. Причем, ради какого-то постороннего дяди, который реальной угрозы не представлял. Думаю, переговорщику можно было найти другую тайну, сугубо свою, а не совместную с другим лицом...

  8. Александр Кондратович пишет:

    Saniya согласен с Вами на 100% — переговорщику НЕЛЬЗЯ использовать личную информацию о третьих лицах без предварительного согласования с ними.

    Но формат «душещипательного» фильма диктует иную логику...

    Спасибо, что обратили внимание на важный нюанс переговорного дела в этом эпизоде!