Недавно Минск посетил талантливый российский пианист Вазген Вартанян. Мне нравится классическая музыка, и мы с семьёй просто не могли упустить шанс погрузиться в мир прозрачной магии звука.

Вот и Белорусская государственная филармония.

Зал был заполнен почти полностью, несмотря на вечер обычного рабочего дня.

Рядом с нами расположилась интеллигентная старушка. Она критическим взглядом окинула всех присутствующих, и я невольно почувствовал желание проверить наличие школьного дневника и учебников русского языка и литературы.

На сцену вышла импозантная ведущая и хорошо поставленным голосом объявила выход маэстро. К роялю подошёл скромный молодой человек. Он был одет в неброскую светлую рубашку и тёмные джинсы. На сердце у меня отлегло: я сам был без фрака и ощутил мировоззренческий резонанс с грандмастером классической музыки.

Первая часть концерта состояла из двух тридцатиминутных пассажей Фредерика Шопена и Ференца Листа. Исполнение Вазгена, я должен вам сказать, действительно производило магическое впечатление.

Вначале пианист замер на несколько растянувшихся в вечность мгновений. Он будто вошёл в глубокое трансовое состояние.

Казалось, что пространство изогнулось и завибрировало каскадом незримых энергий. Его медитация началась с первыми аккордами. Весь зал застыл и жадно впитывал магию звука. Руки маэстро, его пальцы, прямо на глазах изумлённой публики, казалось, выплавляют мистерию загадочного девятнадцатого века. Завеса времени дрогнула и разорвалась от потолка до самого пола.

Запах величественного прошлого наполнил концертный зал. Тени блестящих дам и галантных кавалеров парили в призрачном танце. Музыка в исполнении Вазгена была то ангелом несущим благословение, то демоном, низвергающим проклятия… Час первой части концерта пролетел незаметно.

После окончания священнодейства, пианист встал, поклонился и тихо растворился за кулисами сцены. Зрители взорвались овациями. Это было что-то!

Вазген Вартанян

Во второй части концерта нас ожидали шедевры Роберта Шумана и Иоганнеса Брамса. Я, конечно, не музыкальный критик, но то, какую энергию вкладывает Вазген в своё исполнение, как он магически проникает в самое сердце музыкальных произведений, не может оставить равнодушным ни одного человека!

Он чем-то похож на Волонда, чем-то, — на растерянного гения из некого иного мира, иного времени.

Музыкант открыл запретные двери в лабиринты сна мастеров старой музыкальной школы. А каковы были вариации на тему Паганини! Мурашки бежали по коже, и, казалось, человек не может так играть…

Нет. Это было не исполнение музыки. Это было её открытие, её создание, её рождение… Когда пианист в последний раз коснулся клавиш, над залом повисла мёртвая тишина.

Шок, недоумение, внезапное пробуждение. И вот… рёв аплодисментов! Люди вскакивали с мест. Крики «Браво!» заполнили весь партер, и словно пламя вырвались на галёрку, охватив по пути ложи и балконы. Ещё несколько раз Вазген возвращался к благодарной публике…

Вот так нужно играть: словно жизнь дала тебе последний шанс бросить всему миру в лицо твой последний крик, твою молитву, твоё вырванное из груди сердце…

Вероятно, это и есть искусство, когда кажется, что этот день, эта встреча, это мгновение — твой последний шаг, итог, последний поступок, лебединая песня всей твоей предыдущей жизни…

Лица людей после окончания концерта, казалось, светились. Это было похоже на исповедь, на религиозную мистерию, на шаманский опыт скольжения между мирами.

Низкий поклон Мастеру с большой буквы Вазгену Вартаняну. Скромному человеку с волшебством на кончиках пальцев…

Слушайте и наслаждайтесь.

Rachmaninov — Elegie op.3 № 1. Vazgen Vartanian (Piano)